Свежий номер: № 17–18 (54–55) – май 2021

Уступка права требования. Признаются ли штрафные санкции расходами?

Статья в журнале: №21 (881) — Май 2009 , опубликовано 27.05.2009

(Письмо Минфина РФ от 14.04.2009 г. № 03-03-06/1/242)

Особенности определения налоговой базы при уступке (переуступке) права требования установлены ст. 279 НК РФ.

По мнению Минфина РФ, возможности уменьшить доход от реализации права требования на сумму задолженности в виде штрафных санкций, причитающихся к получению с должника на основании решения суда и учтенных в составе доходов для целей налогообложения прибыли, уступаемую по договору цессии вместе с задолженностью по оплате товаров (работ, услуг), указанной статьей не предусмотрено.

Напомним, что в соответствии с п. 1 ст. 279 НК РФ при уступке налогоплательщиком — продавцом товара (работ, услуг), осуществляющим исчисление доходов (расходов) по методу начисления, права требования долга третьему лицу до наступления предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг) срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком налогоплательщика.

При этом размер убытка для целей налогообложения не может превышать суммы процентов, которую налогоплательщик уплатил бы с учетом требований ст. 269 НК РФ по долговому обязательству, равному доходу от уступки права требования, за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров (работ, услуг).

П. 2 ст. 279 НК РФ предусмотрено, что при уступке налогоплательщиком — продавцом товара (работ, услуг), осуществляющим исчисление доходов (расходов) по методу начисления, права требования долга третьему лицу после наступления предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг) срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком по сделке уступки права требования, который включается в состав внереализационных расходов налогоплательщика.

При этом убыток принимается в целях налогообложения в следующем порядке:

– 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов на дату уступки права требования;

– 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования.

Чиновники полагают, что передача права требования уплаты суммы штрафных санкций на возмездной основе может рассматриваться как реализация имущественного права.

В соответствии с п.п. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить доход от реализации имущественных прав на цену приобретения данных имущественных прав и на сумму расходов, связанных с их приобретением и реализацией.

В случае, когда цедент уступает цессионарию право истребования обязательств по договору поставки на сумму основного долга и на сумму санкций за нарушение выполнения условий договора, признанных арбитражным судом, расходы по приобретению права требования оплаты штрафных санкций у организации-поставщика отсутствуют.

В связи с этим оснований для уменьшения дохода от реализации права требования на сумму задолженности по оплате штрафных санкций на основании статей 268, 279 или иных положений НК РФ не имеется.

Однако рассуждения Минфина весьма спорны.

Согласно ст. 384 Гражданского кодекса РФ при перемене лиц в обязательстве если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Следовательно, право требования уплаты суммы штрафных санкций от должника после заключения договора уступки требования принадлежит новому кредитору.

Первоначальный кредитор присужденные судом суммы штрафов отражает в составе внереализационных доходов и уплачивает с этих сумм налог на прибыль.

При этом реальные доходы в виде штрафных санкций первоначальный кредитор не получит.

Арбитражные суды также не поддерживают чиновников.

ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 04.05.2005 г. № А19-6629/04-40-Ф02-1832/05-С1 указал, что право на проценты (пени) по денежному обязательству является дополнительным к праву кредитора требовать уплаты основной суммы долга.

Следовательно, налогоплательщик обоснованно передал по договору цессии право требования уплаты процентов и на основании п. 2 ст. 279 НК РФ включил в состав убытков разницу между доходом от реализации права требования долга и суммой задолженности и пени, переданной по договору цессии.

ФАС Поволжского округа в постановлении от 31.01.2007 г. № А57-4834/06-35 отметил, что в случае включения в сумму договора уступки права требования долга суммы основного долга и суммы неустойки, оплата по такому договору включает в себя также сумму основного долга и неустойку.

Если доход от присужденных сумм неустоек был в полном объеме включен налогоплательщиком в налогооблагаемую прибыль и отражен в налоговой декларации, то убыток от сделки уступки права требования неустойки (разница между доходом от реализации права требования долга неустойки и стоимостью реализованного права требования неустойки) должен быть также отражен в составе внереализационных расходов в соответствии с п.п. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ.

Распечатать статью Добавить в избранное Добавить в избранное

© 2010-2021 «АБ-Экспресс» — журнал для налогоплательщиков. Издательство АБ-Экспресс. Все права на материалы сайта принадлежат ООО "Академия Бизнеса Экспресс" и защищены в соответствии с разделом VII части четвертой Гражданского кодекса РФ. Никакая часть материалов сайта не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме. Вопросы по сайту: adm@ab-express.ru