Риски если вместо директора ИП-управляющий

Вопрос: 

Какие риски возникают у ООО, если:

  1. в ООО нет директора, а индивидуальный предприниматель оказывает услуги управления обществом ?
  2. если индивидуальный предприниматель является учредителем этого общества ?

На вопросы отвечают специалисты ООО «Интерком-Аудит Екатеринбург»

Ответ:

В соответствии со ст. 42 Федерального закона от 08.02.1998 года N 14-ФЗ Общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ и уставом общества.

Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо, если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества.

 

Налоговые органы часто трактуют взаимоотношения организации и ИП,  осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа (далее — ИП-управляющего), как фиктивные, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды. На основе доказательств налоговые органы делают вывод о совокупности целенаправленных действий организации и ИП-управляющего, направленных на уклонение от уплаты страховых взносов, налога на доходы физических лиц и налога на прибыль.

 

Так, в определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 2012 г. № ВАС-14349/12 по делу N А50-19343/2011 судьи, оценив представленные доказательства, установили, что ИП до заключения договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему осуществлял функции единоличного исполнительного органа по трудовому договору (функции директора); зарегистрировался в качестве ИП за семь дней до решения участника о передаче полномочий директора управляющему; управляющий являлся взаимозависимым лицом; рабочий график ИП-управляющего совпадал с графиком работы сотрудников общества; суммы выплаченного ему дохода максимально были приближены к предельным значениям установленных НК РФ величин дохода, предоставляющих право на применение ИП упрощенной системы налогообложения; отсутствие деловой активности ИП (все действия по регистрации ИП, по внесению изменений в ЕГРИП, представлению налоговых деклараций осуществлялись юристом общества при отсутствии оплаты оказанных услуг предпринимателем); права и обязанности ИП-управляющего при смене должности с директора на управляющего обществом не изменились, общество являлось единственным контрагентом ИП.

Из анализа договора о передаче полномочий управляющему в совокупности с обстоятельствами, связанными с его исполнением, следовало, что предметом договора являлся не конечный результат труда (ст. 721 и 779 ГК РФ), а постоянно выполняемая работа (ст. 56 ТК РФ); размер вознаграждения, выплачиваемого управляющему, не был связан с оплатой конкретного объема ежемесячно выполняемых услуг, что характерно для отношений регулируемых гражданско-правовым договором по указанию услуг, а указанные выплаты носили фиксированный (по определенным периодам), не зависящий от выполненного объема, и периодический (ежемесячный) характер, в связи с чем суд первой инстанции правильно охарактеризовал заключенный с ИП-управляющим договор в качестве трудового.

Согласно положениям договора расходы управляющего, связанные с выполнением этого договора, в части предоставления отдельного помещения, оборудования офисной мебелью, оргтехникой, средствами связи, документацией, предоставления в пользование автомобиля, фактически несло Общество.

В связи с чем налоговый орган пришел к выводу, что раз несение расходов по аренде кабинета, по эксплуатации автомобиля, на содержание водителя управляющего и других расходов, необходимых для выполнения функций управляющего, производилось за счет предприятия, это также является одним из элементов трудовых отношений.

Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии разумных экономических причин в передаче функций управления производственной деятельностью и в целом деятельностью юридического лица ИП-управляющему.

При таких обстоятельствах, суд сделал вывод о том, что договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему, заключенный между обществом и ИП, является трудовым, и совершен в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Аналогичные выводы сделаны в судебных решениях по делам N А53-14534/2016, N А53-14534/2016.

 

Признаками трудовых отношений являются: работа по определенной должности; личное выполнение работником определенной трудовой функции; подчинение правилам внутреннего трудового распорядка; обязанность работодателя организовать труд работника, создать ему нормальные условия труда, обеспечить охрану труда; ежемесячное вознаграждение за труд.

 

В соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, выраженной в Постановлении от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Под налоговой выгодой для целей указанного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и(или) противоречивы.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельностью.

В связи с изложенным при рассмотрении споров суд устанавливает, действовал ли налогоплательщик в рамках деятельности, направленной на извлечение прибыли или иной выгоды от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, или же он преследовал единственную цель — получение налоговых выгод.

Положения п. 4 Постановления направлены на пресечение уклонений от налогообложения, когда заключаются сделки и совершаются операции исключительно ради получения налоговой выгоды.

Совершение операций, рассчитанных на получение дохода за счет средств бюджета, не может рассматриваться как законная предпринимательская деятельность и, следовательно, не является основанием для применения тех норм налогового законодательства, которые регулируют налоговые последствия действий, совершенных в рамках реальной предпринимательской деятельности.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано (п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

В силу положений п. 2 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При этом указанный экономический эффект не может быть обусловлен исключительно целями получения налоговой выгоды.

 

Если ФНС удается доказать получение организацией необоснованной налоговой выгоды, признав выплаты управляющему фиктивными и переквалифицировав рассматриваемые отношения в трудовые, то организация должна будет восстановить  расходы, связанных с оплатой услуг управляющего, в целях налога на прибыль, доначислить НДФЛ с вознаграждения управляющего и уплатить штраф по ст. 122 НК РФ.

 

22.07.2020